Жанаозен и Шетпе громили «люди в черном

    >

    Кто спасал честь мундира Акорды после расстрела нефтяников?

    Об этом сообщает Футляр от виолончели

    Судебный процесс в Актау над 37-ю нефтяниками, простоявшими 7 месяцев в мирной забастовке, ведется «по маслу» обвинительного заключения, которое выдали следственные органы Генеральной прокуратуры, МВД и КНБ, корпевшие более трех месяцев на месте событий. Однако на самом процессе ключевые «факты и выводы» следаков разваливаются буквально на глазах.

    На сегодня главной сенсацией развала «дела нефтяников» являются отказы потерпевших от своих исков – владельцев ряда коммерческих предприятий: магазинов, ресторанов, кафе и др. Почему люди, реально потерявшие многие миллионы тенге от поджогов и грабежей их собственности, так уверенно заявляют в суде, что не имеют к подсудимым никаких претензий?

    Во-первых, потому что они действительно не опознали среди подсудимых тех, кто грабил, поджигал и крушил их собственность.

    Во-вторых, они не предполагали, что станут в суде «козырной картой» обвинения против подсудимых, так как подавали свои иски исключительно ради возмещения ущерба, а не с целью привлечения к уголовной ответственности этих людей.

    Здесь стоит напомнить, что во время своего посещения Жанаозена и Актау президент Назарбаев четко и ясно заявил, что государство возместит все убытки частным предпринимателям, чья собственность пострадала от погромов. Помнится, «Хабар» и прочие целую неделю крутили репортажи из Жанаозена о том, как там ударными темпами ведутся восстановительные работы, а предприниматели благодарили в кадре президента Назарбаева за помощь и заботу. Потом эти же СМИ каждый день называли огромные цифры (в миллиардах тенге), которые были выделены из бюджета не только на восстановление испорченных зданий, но и на строительство новых социальных объектов в Жанаозене. Вот почему частные предприниматели многострадального городка подавали свои заявления (которые в ходе следствия быстро превратились в иски) с просьбой о возмещении ущерба.

    По сценарию обвинения, пострадавшие предприниматели должны были стать главными закоперщиками судебного процесса над нефтяниками, так как кроме нанесения материального ущерба городу и коммерческим структурам в результате поджогов и погромов подсудимым больше нечего предъявить! А тут такое дело – потерпевшие один за другим отказываются от своих претензий к подсудимым. Тогда за что их судить? Ведь 37 человек за решеткой никого не убили, никого не ранили и, получается, никого не грабили. В худшем случае – в тот роковой день кое-кто поджег елку на площади, скинул со сцены аппаратуру и запустил несколько камней в сторону полицейских без достижения цели (все это мы видели на видео в интернете). Но эти правонарушения должны квалифицироваться всего лишь как хулиганство, а не как «восстание», на что напирают власти в своем обвинительном заключении.

    И тут, видя такую угрозу провала процесса, вступает «тяжелая артиллерия» в образе нашей беспринципной Генеральной прокуратуры, которая устами небезызвестного представителя г-на Суиндикова начинает на всю страну шантажировать (даже угрожать) всем тем, кто отказался в суде от материальных претензий к подсудимым нефтяникам. Посыпались заявления за заявлениями, что, мол, если они откажутся от своих «исков», то вообще ничего не получат от государства (а как же обещания Назарбаева местным предпринимателям и «хабаровские» ура-репортажи о добром президенте?!), мало того, мол, их отказы не освобождают подсудимых от наказания. А это уже с юридической точки зрения чистейшая анархия, ведь нет иска – нет суда (в данном случае суд после отказов потерпевших от своих претензий обязан был исключить из «дела» эти обвинения). И что же это за прокуратура (да еще генеральная), если сама подменяет закон на заказ?

    Хотя после пройденного мной судебного процесса по иску жены экс-председателя финансовой полиции г-жи Ахановой в конце минувшего года я лично убедилась в том, что наша генпрокуратура является «сферой добрых услуг» для определенных персон, которая подмахивает сомнительные документы частных лиц своими подписями и печатями, выдавая их за результаты официальной проверки, и за три месяца вперед до собственного фиаско объявляет нашу публикацию подделкой. Такой Генеральной прокуратуре никакого доверия быть не может!

    Но суть даже не в этом. После внимательного прочтения обвинительного заключения следственной группы по событиям в Жанаозене и Шетпе и сопоставления выявленных на процессе фактов (несмотря на явно тенденциозное ведение дела судьей Аралбаем Нагашибаевым), неоднократных разговоров с жителями Жанаозеня во время посещения места событий, а также поступивших в редакцию сведений складывается следующая картина погромов и поджогов в Мангыстау 16 и 17 декабря п. г.

    Опускаем начало конфликта, о чем подробно показывалось и писалось во многих независимых источниках – казахстанских и зарубежных. Не будем повторяться о политической подоплеке того, почему случилось столь кровавое столкновение полиции с мирным населением (начало которого ведется с судебных преследований, покушений и убийств активистов забастовки и их родственников). Все это время пострадавшими были исключительно бастующие и те лидеры профсоюзов и оппозиционных организаций (включая журналистов), которые им помогали. Но нефтяники упорно стояли на своем, то есть на забастовке. Однако все это чем-то должно было закончиться, и тогда активистами забастовки было принято решение выступить уже с политическими требованиями именно 16 декабря, в празднование Дня независимости Казахстана – в день политической даты. Скорее всего, на этот день готовились большие протестные выступления нефтяников по всему региону с рядом требований по смене власти в стране (о чем стало известно спецслужбам из прослушек), что вполне традиционно для мирового пролетариата. (Данное политическое мероприятие и подготовку к нему следствие потом интерпретирует как «подготовку к восстанию», чтобы «сжечь весь город», то есть как экстремизм).

    Для Акорды такая новость – широкомасштабная акция протеста рабочих стратегических нефтяных объектов с требованием «Назарбаев, кет!», была хуже атомной войны. Поэтому заранее в регион были подтянуты дополнительные силы полиции и армии, а из Астаны поступила установка: любой ценой загасить выступление рабочих! То есть карательные операции были запланированы до 16 декабря. Вот и загасили…

    А когда опомнились – уже после бесконтрольной бойни с десятками убитых и сотней раненых, стали под свершившееся преступление подводить «базу». Вот почему в Жанаозене с 9 до 12 часов ночи в тот день отключили свет и связь, и в этой кромешной темноте началась другая операция – по поджогу и мародерству как можно больше объектов, включая банки и банкоматы. Люди из окон видели, как шустрые ребята в черных куртках и масках беспрепятственно проникали в магазины, офисы и кафе, быстро и профессионально крушили витрины, поджигали здания, выносили всякое добро, выкорчевывали банкоматы и вытряхивали их содержимое, при этом орудуя спецсредствами и инструментами. И никто не мог вызвать пожарных или полицию, так как связь и свет в городе были отключены. Понятно, что не работали и видеокамеры ни в банках, ни в крупных торговых центрах.

    Жанаозен, как и Шетпе, крушили отнюдь не бастующие нефтяники, множество из которых в это время были или убиты, или ранены, или задержаны, а некие «тени», наглая уверенность, почерк и навыки грабежей которых сильно смахивают на налеты крупных криминальных банд. Не о них ли говорил президент Назарбаев во время поездки на место трагедии, что грабили некие молодчики, которым заплатили по 20 тысяч тенге? Тут же пообещав, что они обязательно будут пойманы. Ну и где эти «молодчики», почему они до сих пор не пойманы и не сидят на скамье подсудимых? А вместо них сидят политически подкованные активисты местного рабочего класса и подстреленные нефтяники, которые ну никак не могли (даже ползком) заниматься грабежами жанаозенских магазинов и банкоматов.

    Поэтому напрашивается версия о том, что криминальный мир 16 и 17 декабря в Жанаозене и Шетпе спасал положение Акорды, сделав грязную работу, которую власти сегодня пытаются перевернуть в преступление нефтяников лишь с единственной целью – оправдать расстрел мирного населения. Мол, вынуждены были стрелять, спасая город (и станцию в Шетпе) от погромов. И не поэтому ли сегодня на суде по многим обвинениям никак не сходятся концы с концами, а судья А. Нагашибаев всячески ограничивает права защиты и прерывает важные заявления подсудимых?

    Дальше – больше. После заранее запланированного исхода данного судебного процесса и осуждения более 30 непокорных нефтяников и их лидеров, начнется вторая часть Мерлезонского балета – политический процесс уже над лидерами оппозиционных организаций, чтобы, как говорится, каленым железом выжечь в Казахстане любое инакомыслие. Но это уже другая тема.

    Гульжан Ергалиева


Джон Девисон Рокфеллер

Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.